Топ-10 ужасов советской стоматологии

Топ-10 ужасов советской стоматологии

Наверняка бывало так, что ваши любимые мама или дедушка наотрез отказывались идти к даже к самому лучшему стоматологу. Да и у вас тоже нет-нет да мелькнет пугающее воспоминание про зубоврачебные ужасы, которые вы застали в детстве или юности, ведь еще в 90-е было немало стоматологов, которые работали со старыми, советскими материалами и методиками. Руководитель экспертного журнала о стоматологии Startsmile.ru Юлия Клоуда, окинув взглядом эти ностальгические воспоминания, составила топ-10 самых запоминающихся стоматологических кошмаров.

Кадр из мультфильма “Маша и Медведь”

Бормашина по-советски

Наука и промышленность СССР успешно справились с полетом человека в космос, но перед созданием стоматологической бормашины оказались бессильны. Конструкция этого адского агрегата была предложена в 20-е годы 21 века и с тех пор практически не менялась! А зачем? Ременная передача при сверлении зуба – это же вершина зубоврачебного искусства! Может, вы даже помните, как вибрировали вместе с креслом, бормашинкой и держащим ее стоматологом, причем работала она с таким звуком, словно внутри нее стоял авиационный двигатель, и возникало чувство, что машинка или сейчас взлетит, или взорвется. При этом весь пар, так сказать, уходил в свисток: это пыточное устройство работало на таких низких оборотах, что коэффициент полезного действия стремился практически к нулю. Лечить зубы с помощью сего устройства было мало того, что больно, так еще и очень долго.

Кадр из фильма “Похождения зубного врача”

Буровые работы в зубных недрах

Из-за крайне низкого КПД советский стоматолог сверлил ваш зуб долго и упорно, как бурильщик – особо твердую горную породу. Однако дело было еще и в том, что какие-либо продвинутые методы диагностики (типа микроскопического исследования каналов зуба) попросту отсутствовали. Даже рентгена чаще всего не было! Сделать снимок зуба сегодня – простейшая процедура, а тогда она была чем-то из области фантастики. Поэтому, чтобы посмотреть, а что же делается там внутри, установить пломбу или провести любую другую процедуру, врачу приходилось высверливать немало здоровых тканей зуба. Не говоря уже о том, что само сверло разносило зубные ткани, как слон – посудную лавку, а потому спустя некоторое время после установки пломбы зуб мог попросту развалиться.

Цементный калейдоскоп

Но врач все-таки досверливал ваш зуб до победного конца, хотя после часа в стоматологическом кресле вы на это уже не надеялись, а лишь мечтали выползти живым из кабинета. Убрав сверло, доктор принимался за пломбу – точнее, за укладку цемента в зияющую дыру. Никакого светоотверждения – 2-3 часа не есть-не пить, пока не само не затвердеет. Эти недоброй памяти пломбы химического отверждения отличались поистине «фантастическим» качеством.

Мало того, что они могли самостоятельно покинуть зуб в любой (как правило, наиболее неподходящий) момент! Мало того, что все эти пломбы были разного оттенка, который и близко не совпадал с тоном зубной эмали! Такие цементные шедевры были попросту бесполезны, т.к. их невозможно было отполировать. А потому шершавая поверхность успешно собирала на себя весь зубной налет, в результате чего со временем вокруг этих пломб снова возникал кариес. К тому же они не обладали настолько герметичным сцеплением, как их светоотверждаемые сестры, а потому и под цементными пломбами кариес жил и процветал, пока зуб окончательно не разрушался.

Кадр из мультфильма “Великолепный Гоша”

Тебе не больно, Харламов!

Именно под таким девизом проходило лечение зубов в советских стоматологиях. Закаливание несгибаемого боевого духа, формирование у пациентов нечеловеческой выносливости и полного бесстрашия перед лицом любой опасности – видимо, такие цели стояли перед стоматологами тех лет. Почему? А потому, что, во-первых, в СССР практически не производились стоматологические иглы и шприцы! Это, конечно, может шокировать тех, кому повезло первый раз прийти в современную стоматологию, где шприц и большой выбор обезболивающих – давно уже привычная картина. Но, во-вторых, ведь и самих препаратов для зубной анальгезии почти не было! Максимум, что вам мог предложить крайне недовольный вашей душевной слабостью врач – это новокаин, на который нередко случалась аллергия. И наконец, в-третьих – диагностики, как мы помним, почти не было. Для понимания, чтобы же там происходит с вашим нервом или зубом, стоматологу нужна была реакция пациента. Так что вопли попросту заменяли рентгенологичекое исследование. Дешево и сердито!

Мышьяк – друг стоматолога

И все же иногда силы пациентской воли и яростных криков врача: «Прекратите орать, вам же не больно!» – было недостаточно. Если воспалялся нерв, то приходилось использовать мышьяк, который добрый доктор засовывал в дыру, просверленную с таким трудом, чтобы за несколько дней убить нерв. Однако мышьяк – это самый натуральный клеточный яд с наклонностями серийного убийцы: он уничтожал не только нерв, но еще и слизистые ткани, и даже ткани челюсти. Особенно если вам не удавалось попасть на прием к врачу спустя 2-3 дня. Но даже если вы приходили вовремя, мышьяк все равно успевал нанести зубу непоправимый вред, и после такого лечения зуб довольно быстро приходил в полную негодность.

Цвет стоматологов – красный

Нет, мы сейчас не о брызгах крови, мы о резорцин-формалине, что придавал зубам розово- красный цвет, который потрясал до глубины души всех зарубежных стоматологов, когда к ним на прием приходили эмигранты из СССР. Западные зубные врачи такого не видели никогда и с трудом могли понять, как вообще можно было додуматься до такой методики. Суть ее заключалась в том, что за отсутствием нормальных методов лечения, зуб пропитывали резорцин-формалином, дабы прикончить всякую патогенную бактерию, которая резвилась в недрах зуба. Но это вещество – такой же клеточный яд, как и мышьяк. Резорциновый зуб становился хрупким, как стекло, и быстро разрушался. Перелечить такие зубы было нельзя – только вымыть весь формалин и накрыть коронкой.

Лакшери по-советски золотые зубы

До сих пор в некоторых странах Средней Азии золотые зубы являются признаком высокого статуса и большого достатка. Но сейчас на зуб можно просто надеть золотую фиксу, а в СССР это были коронки – т.е. несъемные конструкции, которыми врачи закрывали зубы, не способные выжить во рту самостоятельно в результате вышеописанных методов лечения. Впрочем, золото было еще элитным материалом, нередко коронки были попросту металлическими, из различных сплавов, так что многие пациенты после их установки напоминали незабвенного врага Джеймса Бонда – великана по кличке Челюсти. Вот только его железные зубы были экзотикой для зрителей, тогда как металлические коронки для жителей Союза являлись печальной реальностью. Металл со временем окислялся, мог вызывать аллергию и токсические реакции, а что до «золотых зубов» – то имелись в советской практике и позолоченные коронки. Позолота по мере использования зуба по назначению слезала, обнажая основу – например, светло-голубую. Так что некоторые наши бабушки щеголяли голубыми зубами.

Мосты большие и маленькие

Как уже ясно, лечение нередко заканчивалось для зуба плачевно, причем настолько, что коронку ставить было уже не на что, и зуб приходилось удалять. Что делать? Ну, немало людей предпочитало не переступать порог стоматологии больше никогда – они так и жили с постепенно уменьшающимся «поголовьем» зубов. Но рисковые граждане – видимо, неучтенные потомки мутанта Росомахи, могли обратиться за мостовидными протезами. Врач просверливал два соседних зуба (без анестезии, как мы помним), убивал нерв (мышьяком) и изготавливал протез, который надевался на два этих зуба, закрывая пустой промежуток. Однако те, кто вынес все страдания, сталкивались с тем, что под мост забивалась пища – привет запаху изо рта и проблемам с деснами! К тому же опорные зубы потихоньку разрушались под мостом и со временем тоже покидали незадачливого владельца.

Храним зубы на полке

Да-да, в стаканчике. А чего тут удивительного? Многие пациенты к преклонным годам лишались почти всех зубов – частью из-за кариеса и травм, частью из-за чудес советской стоматологии. Никаких имплантов или нейлоновых протезов не было и в помине: если какой-нибудь бедолага не хотел питаться только бульонами и пюре, ему приходилось носить жесткую, неприятную, почти не адаптированную к полости рта «галошу». Фиксирующих гелей для протезов не существовало в природе, и галоша могла ускакать на вольные хлеба от любого неловкого движения. Ну, как говорится, хочешь есть, умей вертеться: народ приклеивал протезы даже промышленными клеями! На ночь эти протезы полагалось снимать, мыть и хранить в стаканчике. Может быть, бабушкины вставные зубы стали источником вдохновения для массы детских страшилок, но вот удобство таких конструкций было крайне сомнительным.

Глотать или не глотать?

Ну и наконец небольшая вишенка на торте – в советских стоматологиях не было слюноотсосов. Вообще. Никаких. Выделяющая слюна, кровь, зубная пыль – все это благополучно оставалось у вас во рту. Вариант был один – сидеть и потихоньку захлебываться, ибо при попытке сглотнуть лечащий врач испускал вам в ухо свирепый вопль: «Не глотать. » Кстати, некоторые врачи надевали на пальцы металлические трубки, чтобы благодарные пациенты в ходе лечения не могли откусить врачевателю палец-другой.

Ужасы советской стоматологии: бормашина, мышьяк и другие.

Грандиозность или убожество достижений советского правительства относительно социальной сферы стали очевидными только спустя много времени. Бесспорно, что некоторые привилегии граждан можно считать значительными. Это касается бесплатной медицинской помощи и обучения. Но не всегда бесплатное является качественным.

Советский кабинет стоматолога

Многие помнят, как неохотно они шли на прием к советскому дантисту. Ведь всем известно, что лечить зубы в период существования Советского Союза было похожим на самый страшный кошмар.

История возникновения

После распада Российской империи и образования Советского Союза много процессов приостановилось.

Стоит заметить, что услуги стоматолога были доступны не всем. Хотя именно отечественные дантисты изобрели новейшее оборудование, которое заметили на международных выставках. Они получали за свои открытия награды и премии. Тем более, все инструменты и технику стоматологам привозили из Германии. Но поставки остановились после начала Первой мировой войны.

Дворяне и члены княжьего рода в любой момент могли обратиться за помощью к дантисту. Это касалось не только буржуазии, но и обеспеченных финансами граждан. Они могли себе позволить золотые коронки и пломбы из фарфора.

Остальные прослойки общества такой возможности не имели. Большинство крестьян только удаляли больные зубы. Этим занимался сельский фельдшер. О том, что их можно лечить, многие даже не знали.

На приеме у советского стоматолога

Никто и подумать не мог, что зубы надо регулярно чистить и всегда следить за своим питанием. В результате этого, большая часть населения ходила с гнилыми зубами или вообще без них.

Основатель советской стоматологии

Рижский стоматолог Павел Георгиевич Дауге первым понял то, что каждый человек нуждается в помощи зубного врача. Он занимался развитием стоматологии в Советском Союзе.

В 20-х годах Дауге презентовал книгу, которая касалась лечения зубов. Он писал о том, что кариес может привести к другим заболеваниям. Также стоматолог создал систему профилактических мер, которые помогут избежать удаления зубов. Павел Георгиевич обучал зубных врачей и деятелей науки рентабельному лечению.

Павел Георгиевич Дауге со своими коллегами-врачами

Его деятельность была актуальной, так как в 1930-х партия решила привить основы индивидуальной гигиены советским гражданам.

Бормашина

Несмотря на величайшие достижения в науке, советские ученые и инженеры так и не смогли модифицировать устаревшую модель бормашины. С 20-х годов ее конструкция почти не изменилась.

Машинка издавала звуки, которые были похожие на работу двигателя самолета. Можно было подумать, что инструмент может в любой момент взлететь или вспыхнуть. Вибрации ощущал на себе не только пациент, но и сам зубной врач.

Бормашина работала на низких оборотах, поэтому эффективность данного инструмента приравнивалась к нулю.

Наконечники советской бормашины

Работа данным устройством занимала много времени, поэтому пациентам приходилось максимально долго терпеть боль.

Буровые работы в зубных недрах и пломбы

Дантисты сверлили зубы очень медленно, но напористо. Многие сравнивали его с бурильщиком, будто бы он пытается добраться до драгоценных пород. Но причиной этого было то, что других методов обследования попросту не было.

После окончания данной процедуры, пациент просто мечтал побыстрее сбежать из кабинета. Сверление могло занимать около двух часов.

Потом врач ставил пломбу, которые были низкого качества. Их цвет обычно не совпадал с цветом зубной эмали. Пломбы зачастую рассыпались спустя некоторое время. Они не имели никакого смысла, так как их не могли отполировать как следует.

Такие пломбы в результате приводили к кариесу, а потом разрушался весь зуб.

Обезболивающие и мышьяк

Укрепление нервной системы, формирование невероятной выносливости и нерушимой отваги перед какой-либо угрозой — именно этими качествами обладали пациенты после визита к советскому стоматологу.

Все процедуры проводили без анестезии. Современному человеку это довольно трудно представить, но именно такая медицина была в Советском Союзе. Тогда производства почти не выпускали шприцы и иглы. Обезболивающих средств также не было. Но зубные лекари всегда предлагали пациентам новокаин. В большинстве случаев, данный препарат мог вызвать аллергическую реакцию.

Мышьяк в стоматологии

И из-за отсутствия должной диагностики, врач ориентировался на реакцию человека. Поэтому крики могли заменить рентген. Но часто боль была настолько сильной, что пациент попросту не мог ее терпеть. Это происходило при воспалении нерва. В таких случаях стоматологи использовали мышьяк, который уничтожал нерв. Сначала доктор рассверливал зуб, а потом в эту дыру помещал мышьяк. Но помимо нерва чаще всего повреждались слизистые ткани. Если пациент не пришел на прием в течение нескольких дней, то зуб приходилось удалять полностью.

Коронки, мосты и резорцин-формалин

Резорцин-формалин менял естественный цвет зуба на розовый. Зарубежные специалисты были удивлены применению данной методики лечения. Ее использовали только в Советском Союзе.

Этот способ заключался в том, что зуб пропитывали резорцин-формалином для уничтожения всевозможных бактерий. На самом деле, это токсические вещества. Они обладают свойствами, которые могут привести к опухоли. Пациент может не испытывать дискомфорта, но это не признак качественного лечения.

Лечить заново такие зубы было невозможно. Следовало полностью вымыть вещество, и покрыть зуб коронкой. Подобные методики приводили к удалению зубов.

Многие люди вообще перестали посещать стоматологов. Но некоторые умудрялись ставить мостовидные имплантаты. Для этого зубному врачу приходилось сверлить два соседних зуба и удалять нерв с помощью мышьяка. Потом на эти два зуба надевали протез, который закрывал пустой участок.

Один из классических способов протезирования в стоматологии – золотые коронки на зубе

Под мостовидный имплантат с легкостью попадали остатки пищи, и из-за этого начинались проблемы с деснами. Два соседних зуба со временем также разрушались.

В Советском Союзе использовали коронки, которые нельзя было снять. Чаще всего их изготовляли из металлического сплава. Он со временем окислялся и мог вызвать аллегрическую реакцию. Были и позолоченные коронки, но позолота имела свойство слезать и тогда коронка становилась голубым цветом.

Зубы в стакане

Большинство людей с возрастом лишались почти всех зубов. Никаких протезов или нейлоновых имплантатов тогда не существовало. Поэтому людям приходилось носить твердую и в принципе не приспособленную к полости рта «галошу». Фиксирующих гелей для протезов не было, и «галоша» могла свободно двигаться.

Пациентам приходилось приклеивать протезы даже обычным клеем. На ночь их нужно было снимать, мыть и хранить в стаканчике. Люди постоянно испытывали дискомфортные ощущения, но другой альтернативы в Советском Союзе на тот момент не было.


Топ-10 ужасов советской стоматологии

В серии моих постов про СССР не раз то тут, то там всплывала тема советской стоматологии — я немножко коснулся её в посте про советскую медицину, но не стал освещать вопрос подробно, потому что он достоен отдельного поста.

Главные особенности советской стоматологии — это плохие материалы и оборудование, хреновое отношение к клиентам (общая черта всего советского сервиса) и отсутствие анестезии — у этого последнего была как материальная причина (отсутствие производства игл и шприцев для анестезии), так и концептуальная — в СССР считалось, что “немножко потерпеть” простым гражданам будет даже полезно.

Что интересно — в дореволюционные времена русская стоматология считалась одной из самых успешных в мире — в 1907 году русские стоматологи взяли гран-при на выставке в Париже, а в 1908-м — золотую медаль в Мадриде. Остаётся только гадать, как развивалась бы стоматология, не будь Октябрьского переворота, но в итоге получилось то, что получилось.

Итак, в этом посте — честный и непредвзятый рассказ о советской стоматологии.

02. Думаю, все, кто посещал стоматолога во времена СССР либо в ранние девяностые годы, хорошо запомнили этот кабинет и советскую бормашину — с характерным ящиком голубоватого цвета и зеленой лампочкой “сеть”. Фото ниже сделано уже в пост-советские годы, но стоматологический аппарат там стоит тот самый, можно его очень хорошо разглядеть:

03. Первую советскую бормашину выпустили в 20-е годы, и с тех пор её конструкция не претерпела особых изменений. Советская бормашина имела ременную передачу, это весьма интересная особенность — все вибрации ремня передачи и в целом конструкции отлично ощущались пациентом во время сверления зубов) Ещё, как правило, сверлилось все на весьма низких оборотах (из-за хренового КПД системы в целом), что также создавало непередаваемые ощущения.

04. Вот мне даже интересно — почему советская промышленность, весьма успешно создающая космические скафандры, не создала такую простую и полезную вещь, как бормашина с встроенным в рукоятку электромоторчиком?

На фото ниже — аппарат немного другой конструкции, но с всё той же ременной передачей, а еще тут можно разглядеть лампу, которая как её ни настраивай — всё равно светила не только в рот, но и в глаза.

05. В советской стоматологии не существовало анестезии при лечении зубов — она была только при удалении, да и то не всегда. При “бесплатной” медицины считалось, что при относительно небольших хирургических вмешательствах пациент может и “потерпеть” — даже немалая часть абортов (!) делалась без наркоза, что уж говорить о стоматологии.

Кстати, это в целом очень хороший пример того, как в СССР работали те или иные сферы услуг — люди получали плохое качество, хамское отношение персонала (“вас тут много, а я одна!”, “потерпишь, не развалишься!”) и при этом всё равно платили за это деньги — пусть и косвенно, в виде налогов.

06. Многие говорят — мол, всё это свойственно всей медицине того времени, не только той, что в СССР. Это не совсем так — скажем, анестезия при лечении зубов применялась в Европе и США с начала XX века, с 1918 года. Почему в СССР не применяли нормальную анестезию при лечении зубов? Тут целый комплекс причин, одна из которых — отсутствие производства стоматологических игл и шприцев, этого производства в СССР просто не существовало по технологическим причинам.

Весьма забавный парадокс — некоторые советские граждане гордились “научностью” и “технологичностью” СССР, хотя по сути ничего с этой “технологичности” не имели (кроме показушных репортажей о советских спутниках) — телевизор стоил пять зарплат, стоматологических игл сделать не могли. В общем, весь пар ушел в свисток.

07. Не существовало и нормального протезирования. На истершиеся зубы с еще более-менее годной корневой системой ставили страшные “коронки” — стальные были подешевле, но обоснованно считались “вредными”. Был еще вариант “люкс” — золотые коронки. Выглядело это ужасно — мне до сих пор очень жалко бабушек на лавочке из моего детства, которые за всю трудовую карьеру в СССР заслужили только полный рот страшных металлических зубов, пропахшее нафталином синее драповое пальто да право сидеть на лавочке, обсуждая новости.

Золотые зубы выглядят примерно вот так. Радует то, что сейчас металлические зубы постепенно уходят в прошлое.

08. Помимо “коронок”, существовал ещё и так называемый “полный протез” — страшное съемное устройство, называемое в просторечии “галошей”. На ночь протез снимали и клали в стакан с водой. Ещё “галоши” часто ломались, и граждане самостоятельно их чинили промышленными клеями.

Бывали также частичные зубные протезы, которые выглядели вот так. Лично я хорошо знаю, как противно носить вот рту такую пластмасску, так как в детстве год или два проходил с ортодонтической “пластинкой”.

09. Пломбы в СССР также были крайне хренового качества — по консистенции и фактуре они напоминали цемент и сильно контрастировали с остальной поверхностью зуба. Материал для пломб сперва размешивали на стеклышке каким-то крайне вонючим отвердителем, а затем замазывали рассверленный зуб.

Кстати, первые частные кооперативы в позднем СССР стали появляться именно в сфере стоматологии — настолько неэффективно и плохо работали государственные стоматологические клиники.

А вы помните стоматологию в СССР?

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:

Советская стоматология: жестокая и беспощадная

Захотелось провести небольшой субъективный анализ, почему стоматология “развитого социализма” пользовалась такой дурной славой. Захотелось сравнить, например, с американской стоматологией того времени. Чем же отличались зубоврачебные отрасли двух противоборствующих тогда систем?

1) Самое главное, на мой взгляд, отличие – сам характер стоматологии. В Америке она уже давно стала профилактическая, а в СССР практически до смерти Союза была лечебная. Американцы повально ходили на профилактические осмотры, а советские люди – только когда заболит. Потому, и характер лечения сильно отличался.

2) Недостаток диагностического оборудования в СССР, прежде всего рентгенологических установок, которые в Америке были атрибутом любого зубного кабинета. В Советском союзе рентген зубов был доступен только в крупных клиниках. Это одна из причин пункта первого, ибо какая может быть профилактика без регулярного рентгеновского осмотра зубов?

3) Если в Америке первая школа зубных гигиенистов открылась аж в 1913 году, то в СССР такой специальности, а равно как и процедуры чистки зубов, практически не существовало. Отсюда – разгул заболеваний десен, которые нередко приводили к потере практически здоровых зубов.

4) Отставание в лечебном оборудовании. Сверлильные установки, работающие на высоких оборотах с водяным охлаждением, стали в единичных экземплярах появляться в обычных поликлиниках только в конце 1980-х. До этого сверлили небольшими отбойными молоточками, превращая лечение в пытку. До начала 1970х нередки были установки с механическим педальным приводом.

5) Отставание в материалах. В обычных поликлиниках пломбировали часто цинк-фосфатными пастами, которые, по сути, являются временными. Оттого, они часто вываливались, или под ними заводился вторичный кариес. Широко применяемая в то время в Америке амальгама была недоступна широким массам советского народа. Для пломбирования каналов использовалась (а в некоторых местах и сейчас используется) допотопная резорцин-формальдегидная паста, превращавшая зуб в хрупкое стекло и окрашившая зуб в пролетарский красный цвет. Каналы пломбировались без рентген контроля, создавая условия для последующих инфекций.

6) Отсутствие адекватной анестезии. В СССР заморозку применяли разве что для удаления зубов, а сверлили всегда без анестезии, даже если зуб болел. Естественно, это придавало всей стоматологии пыточный характер и дурную славу. Когда до зуба невозможно было даже дотронуться, применяли процедуру “убийства” нерва мышьяком. В Америке местная анестезия для лечения зубов стала широко применяться уже после 2 мировой войны.

7) В СССР для лечения инфекций ротовой полости почему то не применялись антибиотики. Разве при запущенных случаях в условиях стационара. Практически любой случай инфекции в корневом канале заканчивался удалением зуба, тогда как в Америке такие зубы успешно пломбировали и сохраняли после антибиотико-терапии. Я до сих пор не понимаю, почему в СССР все антибиотики были в виде внутримышечных инъекций, почему практически не существовало пероральных препаратов, т.е. тех, которые “ротом” потребляют.

8) Разнился и уровень обучения. В Америке дантисты с 18 века проходили курс обучения на докторском уровне, а в СССР, на типа фельдшерском. Врачи-стоматологи в Советском союзе были только в крупных больницах для серьезных случаев, а не для лечения банального кариеса.

9) Недоступность нормального протезирования для широких масс советских людей. В лучшем случае были доступны говенные штампованные коронки с золотым напылением и напаянные на них мосты, а не цельнолитые коронки из зубного золота, как в Америке. Про металлокерамику я вообще молчу.

Что я еще забыл?

Развал СССР среди всего прочего привел к положительным сдвигам в области стоматологии. И технологии и материалы потоком хлынули на пост советское пространство. Нынешняя Российская стоматология, практически ничем не отличается от той же американской. Разве что менталитет все еще тормозит. Не все еще массово ходят на профосмотры, не все врачи еще используют рентген для диагностики. Отстает и лечение заболеваний десен, как мне кажется. Но период пыточной стоматологии, однозначно, позади.

krylov

Всеобщий синопсис или Система мнений

Я написал этот текстик довольно давно, но всё никак не мог закончить и выложить – за недосугом. Досуга в меня в ближайшее время и не предвидится, так что буду выкладывать кусками, “чтоб не пропало”.

Посвящается Эдгару Аллану По, автору “Береники”

ВСТУПЛЕНИЕ

Оригинал взят у tbv в Они это не предают
Мединский, министр культуры: «Каждый человек, который провел молодость в России – а молодость не предашь – все равно остается нашим агентом влияния в самом хорошем смысле этого слова. если он стоматолог, свое влияние распространяет на медсестру и пациента».

Мне кажется, медсестру еще ладно, а вот пациента можно было бы и пощадить. Впрочем, точная метафора того, как Россия оказывает влияние на всех нас через своих агентов. Чувствуется писательская наблюдательность.

Этот постинг вызвал у меня острейший приступ чувства, прямо противоположного ностальгии.

Но сдержусь и начну с начала.

Недавно я опубликовал опрос о вещах и явлениях, которые появились в России после 1991 года – и прижились. Народ стал писать всякое, но, кажется, только один человек упомянул одно обстоятельство, которое мне представляется по-настоящему прорывным.

Я имею в виду появление в России некарательной стоматологии.

Вообще, конечно, советская медицина – та самая, «бесплатная» – заслуживает отдельного, вдумчивого и подробного изучения. Разумеется, sine ira et studio. Хотя это и сложно, так как при вскрытии подобных кейсов первыми лезут травматические эмоции. Не всегда «отрицательные» – многие помнят врачей-подвижников, которые умудрялись вытаскивать тяжёлых пациентов из безнадёжных ситуаций «на честном слове и на одном крыле». Хватало и обратного, и оно, как это обыкновенно бывает, случалось чаще. И, чтобы заранее не разжигать – здоровье и его сохранение в любой стране мира и при любом общественно-политическом строе является темой болезненной и пререкаемой. Всегда будут безутешные родственники, свято уверенные, что их родного-близкого лечили неправильно, тянули деньги и вконец залечили. И наоборот – верящие разного рода шарлатанам и кудесникам. «Это вечное», и тут лучше уж без иллюзий.

Однако существуют критические темы, изломы, где устройство системы в целом особенно хорошо видно.

АНЕСТЕЗИЯ

Первое, что вспоминается при словах «советская стоматология» – это боль. Нет, не так – БОЛЬ. Боль страшная, неизбежная, и особенно страшная своей неизбежностью. Звук «дзззззз» до сих пор заставляет старых людей покрываться холодным потом.

Нынешний прорыв в зубном деле связан в первую очередь с этим. Неприятные ощущения, которые можно испытать в зубоврачебном кресле, по сравнению с советским временем просто несерьёзны. Самая болезненная процедура, которую я испытывал в новое время – это пропускание электрического тока через зубной канал с целью истребления заведшейся там заразы. Это была пыточка, конечно, но не шло ни в какое сравнение с теми ощущениями, когда мне пришлось идти к зубному с острым пульпитом и при рассверливании канала нерв намотался на бор.

Вопрос: а почему, собственно, не раньше? В конце концов, советские хирурги владели не только общим наркозом, но и умели делать местный, по крайней мере местами и временами.

Связано это было с общей концепцией лечения. Про существование лидокаина знали, он даже закупался за рубежом, но использовался только для лечения зубов начальства того уровня, которое могло себе позволить «чего-то требовать» – или по большому блату. Что касается народа попроще, то его обезболивающими не баловали по двум причинам. Во-первых, из экономии (всего всегда не хватало), а во-вторых (точнее сказать, именно во-первых) советская стоматологическая школа исходила из того, что боль – лучший диагност. Так, длительное ковыряние в больном дупле изогнутой металлической иглой с вопросами «больно? а тут? а когда сюда нажимаю?» было стандартной диагностической процедурой, ну а стоны пациента и болевое расширение зрачков при работе бора – полезной информацией, позволяющей понять, что, наконец, добрались до здоровой ткани… Называлось это «болевая диагностика», если мне не изменяет память. Стоматологи старой школы до сих пор исповедуют эти принципы. Как сказала при мне одна старая врачиха – «нас учили в первую очередь думать о здоровье пациента, а не про капризы клиента». Такое явное противопоставление «пациента» и «клиента» меня аж пробрало – по сути, речь шла о противоположных представлений о субъекте, по сути – о разной антропологии… К счастью, даже старые кадры теперь вынуждены считаться с рыночными реалиями.

Впрочем, не стоит и преувеличивать вменённый садизм системы. Вовсе без обезболивания только сверлили и ковыряли. В тяжёлых случаях – например, при удалении зубов, особенно когда можно было ожидать, что придётся возиться с корнями, «долбить» и т.п., отчего пациент может грохнуться в обморок, а то и скопытиться – использовали отечественный новокаин. Однако толстенная игла и отсутствие навыков делало саму процедуру обезболивания мучительной, к тому же анестезирующий эффект достигался далеко не всегда: новокаин вообще анестетик довольно слабенький, и не на всех действует. Связано это, помимо всего прочего, с его сосудорасширяющим действием, из-за которого он довольно быстро уходит из тканей. Чтобы продлить действие, в закалываемую в десну смесь добавляли сужающий сосуды адреналин. Смешивали на глазок, опасаясь адреналиновой передозировки. Так что толстые краснорожие дядьки с повышенным, сердечники и прочие сосудисто-неполноценные граждане страдали больше. Проблему пытались решить, увеличивая дозу новокаина, с понятными последствиями. После качественной новокаиновой блокады нижнюю часть лица буквально парализовывало часов на шесть.

Ещё была такая техника – убивать нерв мышьяком: сначала рассверливали зуб и клали мышьяковистую пасту, закупоривая это дело временной нашлёпкой, потом нужно было снова прийти через несколько дней. Как мне рассказывал знакомый зубной врач, на Западе этот метод не применялся вообще – но, возможно, это легенда, не берусь судить. Так или иначе, у нас его преспокойно ставили и взрослым, и детям.

Нормой для мышьяка считался трёхдневный срок, но при суровой занятости врачей приходилось гулять и дольше – четыре, пять дней, а то и «на следующей неделе», чтобы завершить процедуру. Эти дни обычно бывали мучительными, не говоря уже о том, что мышьяк не только убивает нерв, но и разрушает зуб и отравляет ткани. А иногда его просто забывали вынуть – такое тоже случалось, мышьяк в таком случае начинал всасываться в десну, постепенно разрушая челюсть.

С другой стороны, мышьяк не всегда действовал, да и не всегда было время убивать нерв. Тогда начинался хардкор: нерв накручивался на специальную спиралевидную иголочку (ме-е-едленно) и потом резко выдёргивался. От полноты ощущений даже суровые взрослые мужики плакали как дети.

ТЕХНИЧЕСКОЕ ОСНАЩЕНИЕ

Про рабочие характеристики советской бормашины-«цапли» на ременной передаче лучше не вспоминать. Но придётся, раз начали.

Бор вращался медленно, сильно вибрировал (то есть разбивал зуб, добавляя боли), сверлить приходилось до-о-олго, и это при ограниченном времени приёма (стоматологи, повторяю, были всегда перегружены и работали «на нервах»), что сокращало время для предварительных процедур и сильно увеличивало шансы на врачебную ошибку. Бор не охлаждался, так что запах дыма и горелой кости запоминался надолго. Как и вкус костяной пыли во рту и текущую слюну – слюноотсосов не было, глотать слюну, чаще всего, запрещали – не знаю почему… Не будем говорить о таких мелочах, как нерегулируемое кресло, или про автомобильную фару, освещающую рот пациента и заодно убивающую ему глаза. Боль помогала не замечать подобных мелочей.

Несколько более продвинутыми были бормашины из соцстран – уж не помню, где их делали, в ГДР или в Венгрии. Там была регулировка кресла, лампа была яркой, но глаза убивала не до такой степени, имелась удобная полоскательница, куда можно было сплюнуть кровавые слюни или воду с красными разводами. Тем не менее, основа конструкции была той же – ременная передача, технология конца восемнадцатого века, ну разве что без ножного привода.

Впрочем, о советских машинах с ножным приводом я слышал: якобы таковые выпускались с довоенных времён и до конца шестидесятых, а в отдалённых местностях использовались даже в восьмидесятые. За правдивость этих сведений не поручусь, так как сам это чудо техники не видел, но ничего невероятного я в этом не вижу: в конце концов, вывезенные из Германии (а то и ввезённые оттуда же в сороковые) немецкие станки работали на советских заводах работали вплоть до наступления эпохи приватизации.

Так или иначе, всё держалась на ремешочках. Импортные «турбинки» на сжатом воздухе стояли в двух-трёх московских ведомственных поликлиниках и где-то в недрах «кремлёвки», о них ходили легенды.

МАТЕРИАЛЫ

Качество советских материалов оставляло желать лучшего везде и всюду, но вот в зубном деле это проявлялось как-то особенно ярко и выпукло.

Например, цемент для пломб, особенно если его плохо замешивали (что при вечной спешке было скорее правилом, чем исключением), держался от нескольких часов или дней до полугода. Два-три года для советской цементной пломбы считались хорошим, годным сроком.

Я слышал также истории ещё о каких-то пластмассовых пломбах, которые обладали свойством неизвлекаемости – если зуб под такой пломбой снова начинал гнить (что случалось почти всегда), то вытащить пломбу было уже невозможно – под буром пластмасса начинала плавиться и наматываться липкими нитями на сверлящее жало. Так что зуб приходилось выдёргивать.

Нормально держалась в зубе только серебряно-ртутная амальгама, которая, правда, смотрелась довольно-таки страшно. Но «это бы ничаво», а вот возможность не ходить к зубному технику ещё десять лет – было по-настоящему ценно.

Однако амальгаму в семидесятые официально запретили – кажется, из-за вредной ртути, – и перешли обратно на цементы. Злые языки утверждали, что настоящая причина запрета амальгамы была иной: надо было создать дополнительный источник дохода для т.н. «хороших специалистов» (о которых речь пойдёт ниже). Во всяком случае, в семидесятые-восьмидесятые заделать зубы амальгамой можно было почти исключительно по блату.

Зубные коронки делали из железа и золота. Были ещё некие «фарфоровые», о которых ходили легенды. Помню фельетон в «Литературке», описывающий реалии суперверхнего уровня жизни «блатных», где распонтованный посетитель Ресторана (о! Ресторана! да знаете ли вы, чтО в советское время был Ресторан. ) пытается расплатиться с Официантом (о! Официантом! тут просто слов, слов не хватает) запиской «этому клиенту сделай как мне». В дальнейшем выяснялось, что – помимо прочих бонусов – предлагался и визит к «хорошему стоматологу» (см. ниже), который способен поставить Фарфоровые Зубы.

Но это был айс и скилл верхнего уровня. Официальными зубными материалами был Булат и Злато.

Булат – то есть железные коронки – были страшны, особенно на передних зубах. Особенно впечатлялись редкие иностранцы. Я слышал от одного киномана, что двухметровый русский громила со стальными зубами по кличке Челюсти, преследовавший Джеймса Бонда в паре фильмов, обязан своим появлением именно советским стальным коронкам, поразившим воображение сценаристов.

С золотом были другие проблемы. Легально поставить себе рыжьё было можно, но очень сложно – драгметалл выдавался под страшенным контролем: советская власть относилась к этому металлу нервно, приравнивало его к валюте и за «незаконные операции» с ним могла и шлёпнуть в патоку. Тем не менее, известная часть (откровенно говоря, бОльшая) золотых пломб и коронок изготавливалось и ставилось полу- или нелегально, уже помянутыми «хорошими специалистами» – разумеется, за приличный прайс. О чём мы поговорим ниже.

ОТНОШЕНИЯ ВРАЧА С ПАЦИЕНТОМ

Психологические проблемы, с которыми сталкивались зубные врачи, отчасти напоминали проблемы советских работников торговли: задёрганность и постоянное ощущение негатива, исходящего от жертв пациентов, которые зачастую шалели от страха и боли. И взрослые, и особенно дети, которые орали как резаные, вырывались, могли укусить стоматолога за руку и так далее.

Кстати о детях. В советских школах в обязательном порядке сверлили и пломбировали даже молочные зубы. Называлось это «санацией полости рта» и проводилось в принудительном порядке. Зачем – не понимаю до сих пор, всё равно ведь выпадут. Но, возможно, это всё-таки зачем-то нужно, не знаю уж зачем… Так или иначе, лечение запоминалось навсегда. Мне самому сверлили молочные зубы, и я это помню до сих пор.

Возможно, это аберрация памяти, но детские зубные врачи отличались, как бы это сказать, своеобразным складом психики. То есть они были способны изображать ласковую маму, бегемотика, птичку, если надо было уговорить ребёнка лечь в страшное кресло. Но когда он уже был в кресле, отношение менялось – на него начинали орать, запугивать, требовать терпения и даже героизма. «Ну больно, но ты же пионер!» Помнится, одна пожилая врачиха в аналогичной ситуации рассказывала мне про то, что претерпела Зоя Космодемьянская, которой «фашисты сиськи штыками отрезали, а она молчала и никого не предала». Подразумевалось, что перед лицом такого героизма я должен был устыдиться, молчать и не мешать тёте делать мне больно.

Со взрослыми же вообще не церемонились, поскольку предполагалось, что эти-то уже знают, куда пришли и что их ожидает. Максимум, на что мог рассчитывать пациент в плане психологической помощи – это на равнодушную ложь «совсем не больно будет» или «будет слегка больно». Второе означало, что боль будет адской.

Неудивительно, что подавляющее большинство советских людей страдало на этом месте тяжёлым ятрогенным психрасстройством. И предпочитали перетерпеть даже самую лютую зубную боль (которую пытались утишить всякими домашними средствами, начиная от полосканий водкой и кончая заговорами), чем идти в клинику. Поэтому гнилые зубы были такой же стигмой советского человека, как и уродливая одежда.

ADDENDA. ПОПЫТКИ ЛЕЧЕНИЯ НЕПРАВИЛЬНОГО ПРИКУСА

Отдельная тема – лечение неправильного прикуса. Брекеты в СССР не использовались принципиально, а использовались так называемые «пластинки»: розовые куски пластмассы со скобками, которые мешали говорить и не позволяли сглатывать слюну. Зубы при этом толком не исправлялись, так что все мучения обычно бывали напрасными.

У меня у самого до сих пор неправильный прикус, хотя «пластинку» я добросовестно проносил несколько лет. Зачем – непонятно.

) продолжение следует, замечания и дополнения приветствуются (

Топ-10 ужасов советской стоматологии

Войти

Те кто постарше еще помнят чудеса советской стоматологии. Общеизвестен скажем тот факт, что первая пневматическая бормашина появилась в столице нашей родины – деревне Нерезиновке – только в 1975 году. И разумеется не в районной поликлинике. И даже в конце 80-х мне угробили зуб, исключительно по причине отсутствия нормальных пломбировочных материалов.

Впрочем была и светлая сторона. Протезирование было пожалуй единственной областью в советской медицине, где допускалась частная практика. Вот такой дантист – надомник и спас меня от веселеньких перспектив посредством импортных технологий. Замечу, что с тех пор коронок стало на всего на одну больше, ну и в прошлом годЕ пришлось сменить ту первую, столько коронки не живут-с..

Самые ранние известные стоматологические сверла возникли около 9000 лет назад в районе долины Инда (современные Индии и Пакистан). Они были построены по подобию инструмента для добывания огня — деревянный лук струной связан с вращающимся шпинделем.

Новый этап в зубоврачевании начался, как мы считаем, в I веке нашей эры, когда древнеримский хирург Архиген (Archigenes), врач императора Траяна, одним из первых с лечебной целью просверлил полость зуба трепаном. Подобная методика лечения зубов на протяжении многих веков больше не использовалась.
По всей вероятности, первым специализированным стоматологическим инструментом были щипцы для экстракции зубов. Древние греки знали это приспособление уже во времена Гиппократа (около 500 лет до н. э.), который упоминает о нем в одном из своих текстов.

А такими щипцами при желании можно было и перекрестить и обряд «экзорцизма» провести :))

Этруски умели изготовлять зубные коронки и даже мосты, которые подчас были ничем не хуже изделий американских и европейских протезистов середины 19 века. Древние римляне позаимствовали кое-какие умения этрусских дантистов, однако ничего особенного к ним не добавили.

Только в 15 веке профессор Болонского и Падуанского университетов Джиовани ди АрколиGiovanni di Arcoli вновь применил способ Архигена, о чем он и сообщил в своем труде «Практическая хирургия».Однако вплоть до 17 века зубоврачевание, в основном, сводилось к удалению больных зубов, которым чаще всего занимались не медики, а банщики, коновалы и цирюльники.

Стоматологические пеликаны, названные из-за их сходства с клювом пеликана, использовались с 14-го века до конца 18-го века, когда зубные ключи стали более популярными. Пеликан состоял из вращающегося когтя, установленного на валу в регулируемом слоте. Зуб фиксируется между лапой и головой вала, а затем выдергивается.

Стоматологический ключ (1810)

Ключом назвали потому, что он был похож на дверные ключи, но использовались для извлечения зубов. Коготь на конце вала была разработан так, чтобы схватить больной зуб и вращать, для ослабления зуба — грубый метод, который часто приводил к выбитым зубам, поврежденным тканям и переломам челюсти. На рубеже 20-го века уже оказался устаревшим.

Примеры пользования «ключа».

Козья нога (1700)

Другой инструмент извлечения — козья нога, который своим дважды заостренным кончиком напоминает копыта козы — использовался в сочетании с другими устройствами. Его заостренная форма позволяла ему быть вставленным в полость, чтобы «поднять» остатки зубов. Иногда его применяли, чтобы ослабить зуб до удаления другими средствами.

Похожа на пожарный багор. Не правда-ли?

Ну а инструменты для хирургической стоматологии можно рассматривать и как произведения искусства и как «пыточные» наборы.

«языкодержатели» и «роторасширители»

Ручная пила для операций на челюсти.

Кейс с инструментами… просто ларец какой-то!

Новый этап связан с применением специального инструмента — ручного бора для препаровки кариозной полости: впервые это осуществил хирург Корнелиус Золинген (Cornelius Solingen, 1641-1687) и описал в книге «Приемы лечения ран» (1684). Ручной бор состоял из длинного стержня с граненой ручкой (6 или 8 граней), и головки (головки имели форму шара, конуса и т.д.) и вращался бор пальцами руки врача.

Ручной бор применялся для лечения зубов вплоть до середины XIX в. Однако, работа таким бором занимала много времени и была очень трудоемкой и неудобной, как для врача (пальцы натирались до мозолей), так и для пациента. Облегчение в работе зубных врачей принесло изобретение в 1846г американского доктора Амоса Уэскотта кольца со втулкой, которое надевалось на указательный палец правой руки. Это приспособление позволило защитить руку врача и в какой-то степени облегчить вращение ручного бора пальцами.

Воооот… Ну а теперь к самому «вкусному» — всеми нами любимой «машинерии» стима и не очень…

В конце XVIII в. появились более сложные ручные приспособления с использованием ротационного движения инструмента — зубоврачебные дрели.

В 1858 г. Чарльз Мерри (США) изобрел зубную дрель, которая имела две ручки: одну для удерживания режущего инструмента, а вторую, для сообщения режущему инструменту вращательного движения через гибкий кабель. Такое устройство позволяло дантисту направлять инструмент на зубы с необходимой точностью.

Своеобразную конструкцию имела ручная машина с двумя головками, изобретенная в 1864 г. английским врачом Джорджем Феллоу Харрингтоном (1812-1895). Это устройство приводилось в движение с помощью пружины, аналогично современным механическим игрушкам. Завод пружины был рассчитан на 2 мин хода. Данное изобретение позволило врачу менять головки в зависимости от места нахождения больного зуба (верхней или нижней челюсти). Машина Харрингтона была сделана из желтой меди и украшена обильной гравировкой и выглядела чрезвычайно элегантно и по виду напоминала музыкальный ящик. В стоматологическом музее Стокгольма имеется экземпляр его машины — красивой, как ювелирное украшение.
Правда, эта машина во время работы сильно шумела, но этот недостаток вполне искупался тем, что она позволяла врачу справляться с препаровкой полости зуба в несколько раз быстрее, чем при использовании другими ручными дрелями. Например, за десять минут можно было сделать столько, сколько за целый час при работе ручным бором, доставляя пациентам меньше неудобств. Все-таки машина Харрингтона с заводным пружинным механизмом не получила применения в зубоврачебной практике.

Впервые примитивный агрегат этого рода в 1790 году изготовил Джон ГринвудJohn Greenwood, личный дантист первого президента США Джорджа ВашингтонаGeorge Washington. Для вращения сверла Гринвуд использовал ножной привод от прялки своей матери. Однако настоящую бормашину изобрел американский врач Джеймс Моррисон. В 1871 году это устройство было запатентовано, а пятью годами позже фирма S.S. White запустила новинку в серийное производство.

Педальные бормашины в России в конце XIX — начале XX в. не выпускались и закупались в Америке, Англии, Германии. Единственным местом, где в то время в России изготавливались бормашины, была первая зубоврачебная мастерская И.И.Хрущева (1850-1914), созданная им на свои средства в 1886 г. в С.-Петербурге.
Педальные бормашины широко применялись в зубоврачебной практике вплоть до середины ХХ века.

Одновременно с созданием бормашин в конце XIX — начале XX вв. фирмой S.S.White. были разработаны и совершенствовались наконечники.

В 1790 году некто Josiah Flagg Изобрёл первое стоматологическое кресло.
Оно было снабжено меняющим положение подголовником и столиком на подлокотнике для хранения инструмента

Стоматологическое кресло James Bael Morrison (1868 г.) имело уникальный механизм, который позволял дантисту наклонять его в любом направлении.

Стоматологическое кресло Hayes, произведенное в 1875 г., позволяло далеко откидывать назад спинку, что давало возможность дантисту работать сидя.

Рабочий кабинет стоматолога. Джексонвиль, Иллинойс, около 1885 г.

Богато обитое материей и декорированное немецкое кресло с ножной педалью 1890 г.

Кабинет стоматолога начала XX века

Ещё немного кресел и стоматологических установок начала прошлого века.

Реклама стоматологической продукции и услуг.

Средства профилактики викторианской эпохи.
Баночка с вишневой пастой

Зубная щётка, ложечка и футляр с зубным порошком.

Ссылка на основную публикацию